Зарфин (Царфин), 1899-1975, художник «парижской школы» его жизнь, творческий путь и место в современном искусстве

Шрага Файбиш Зарфин (1899-1975), которого в некоторых исследованиях и каталогах называют Сэмом Зарфиным, – выходец из состоятельной еврейской семьи, жившей в Смиловичах, белорусском местечке неподалеку от Минска; оттуда же был родом и Хаим Сутин: он всего на шесть лет старше Зарфина. Отец Шраги Зарфина, владелец кожевенной мастерской, был человеком образованным, любившим читать Тургенева и Толстого; таких людей в Смиловичах было не мало. В 1914 г. Ш. Зарфин эмигрировал в Палестину, разделив с другими первыми поселенцами их трудную жизнь.

В 1918 году он поступил в британскую армию, окончил офицерскую школу и оставался на военной службе до сентября 1920 года. Однако еще раньше Зарфин решил стать художником: начальное художественное образование он получил еще в вильнюсской школе изящных искусств (1913), где учились также Сутин, Кикоин и Кремень; затем продолжил учение в Иерусалиме (ок. 1916). В 1920 году Зарфин участвовал в выставке, организованной иерусалимским губернатором; в ту пору он был близок к фовизму. Позднее продолжил образование в Берлине по руководством Макса Либермана (1923) и, начиная с 1924 года, в Париже. С 1925 по 1927 год и – после небольшого перерыва – в 1930, 1933, 1937, 1940 годах Зарфин постоянно выставлялся в Салоне независимых; см.: Nadine Nieszawer, Les Peintres juifs à Paris, а также каталоги библиотеки Кандинского в Центре Помпиду.

В 1929 г. Зарфин женится, в 1931 г. получает французское гражданство. В 1932 г. живет в Вирофле, в 1935 г. вновь переезжает в Париж. В это время он работает как художник по тканям: по его эскизам изготовлялись ткани для платья высокой моды. Так, в 1933-38 г.г. он выполнял заказы для дома моделей, основанного Ольгой Олби, уроженкой Бессарабии. Недавно Эдмон Розенфельд, владелец галереи «Les Oréades» (Париж, Тулуза, Люшон, Москва), обнаружил в Монтрежо архив этого дома моделей, а в нем – многочисленные рисунки Зарфина.

Но Зарфин также занимался и живописью, в которой видел свое подлинное призвание; он сам говорит об этом в своих воспоминаниях, изданных Анри Герцем («Зарфин», издательство Пьера Кайе, Женева, 1963, с.104). Сутин, встречавшийся с Зарфиным в Париже и видевший его работы 1930-х годов, советовал ему полностью отдаться его настоящему делу. Зарфина мобилизовали в 1939 г., после заключения перемирия между Францией и Германией он уехал к семье в провинцию: сначала Зарфины обрели пристанище в Бриве, потом в Лионе. Хозяин парижского дома рядом с парком Монсури, где у Зарфиных была квартира, которую они вынуждены были оставить, выбросил вещи жильцов: таким образом, довоенные картины и бумаги Зарфина пропали, и о его творчестве этого времени известно мало.

Тем не менее мы знаем, что картины, которые Зарфин выставлял в Салоне независимых с 1925 по 1940 год, продавались сначала за 700-2500 франков, а позднее – за 3500-5000 франков. О том, что Зарфин не прекращал работу художника, свидетельствуют и несколько выставок 1941-1942 годов: в гренобльской галерее Нотр-Дам (ноябрь 1941), лионском Доме художников (март 1942), лионской Галерее народного искусства (июль 1942). Зарфин долго скрывал свое еврейское происхождение: только после того как «свободная зона» была оккупирована и преследования евреев ужесточились, он был вынужден прятаться в окрестностях Гренобля.

В то время он много работает с гуашью, а позже существенно развивает эту технику, часто смешивая гуашь и масло. Оценки, которые разные критики, в том числе хранитель гренобльского музея и организатор первой из упомянутых выставок Андре Фарси (Пьер Андри-Фарси), дают картинам Зарфина, говорят о том, что дарование художника было вполне признано. В статье, опубликованной в газете Le Temps 11 июля 1942 года, анонимный критик (возможно, Пьер Андри-Фарси) писал, что на полотнах Зарфина пейзажи, цветы и человеческие фигуры преображены «лирическим порывом, кажется, изымающим их из природы, чтобы переместить в мир вымысла, зачастую суровый и ожесточенный. В этом мире контуры предметов превращаются в безумные арабески, а краски становятся знаками некоей материи, возникшей в результате тонкого и искусного алхимического синтеза». После освобождения в Гренобле прошла персональная выставка Зарфина.

В 1945 году Зарфин вернулся в Иль-де-Франс и в 1947 г. поселился в Рони-су-Буа, под Парижем. В начале этого периода семье жилось очень нелегко: ведь все имущество художника пропало в годы войны. И все же он смог полностью отдаться занятиям живописью – отчасти благодаря материальной поддержке, которую получал от родственников из Америки и различных ассоциаций, отчасти благодаря тому, что его друзья-художники посылали ему краски. В 1950-е годы он часто бывает в Нормандии, работает в Онфлере, постоянно путешествует по окрестностям Парижа.

К этому времени его палитра существенно меняется, цвета становятся более насыщенными. В начале 1960-х годов он гостит наездами у своей дочери и зятя в маленькой деревушке Бриссак, расположенной на склоне Севеннской гряды, неподалеку от Монпелье. В 1963-1970 часто ездит в Финистер, а затем, в начале 1970-х годов, в Савойю.

Зарфин живет замкнуто, однако участвует в групповых выставках: в 1955 г. ему присуждена премия города Монтрей. Он бывает у разных художников «парижской школы» – Абердама, Анчера, Кикоина, Колника, Кременя, Прессмана, Гарфинкеля, скульпторов Констана и Тамари. Г.Герц печатает большую статью о его творчестве в журнале «Европа» (декабрь 1950). Вскоре после этого появляется посвященная Зарфину публикация психоаналитика Эрнста Френкеля. Она вызывает шумную реакцию: не все согласны с таким подходом к творчеству художника; в частности, мнение Френкеля оспаривает В. фон Вайсль в нескольких статьях, опубликованных в 1958 году.

В ноябре 1954 г. у Зарфина покупает полотноГенеральная дирекция искусств и литературы («Пейзаж», 50 х 60, № 24360; каталог Национального музея современного искусства № AM 3353 P). В это же время его творчеством начинает интересоваться философ-искусствовед Этьен Сурьо, профессор Сорбонны: он уделяет внимание художнику в одном из своих курсов (La Condition humaine vue à travers l’art, Paris, CDU, 1955; ср. также ниже предисловие Сурьо к сборнику работ о Зарфине, изданном в 1963 г.).

В 1958 году тридцать работ Зарфина выставлены в Доме интеллектуалов, возглавлявшемся тогда Ирене Моге. В эти годы его работы покупают многие коллекционеры – Симон Спунд (Париж), Имре Хаас-Поллацек (Фонтене-су-Буа), Жанин Ансель (Рони) и особенно Поль Ремпено (Вильмонбль), чье собрание в 1960-е годы насчитывает около 90 полотен и гуашей художника. Многие работы, купленные у Зарфина в послевоенные годы, оказались в США и, в меньшей степени, в Канаде.

В 1963 году выходит коллективная монография, посвященная Зарфину (издательский дом Пьера Кайе, Женева): наряду с очерками Эрнста Френкеля в нее включены исследования Жана Кассу, Этьена Сурьо, Вальдемара Жоржа и других критиков. В следующем году в Музее Ашмолеан (Оксфорд) выставлены 7 полотен и 12 гуашей художника. В 1966 году выставка творчества Зарфина проходит в замке Лаверсин, недалеко от Крейля; поводом для нее послужило издание литографии одного из полотен, средства от продажи которой поступили в Ассоциацию детских домов. Позднее, в 1970-м году, в том же замке Лаверсин состоится еще одна выставка Зарфина; обе эти выставки освещались в прессе.

В 1971 году Зарфин, уже выставлявшийся в Сен-Дени и Монтрейле, наряду с Бурделем и Модюи, – один из почетных участников выставки, организованной муниципалитетом Рони-су-Буа, где он постоянно живет (18 работ). В 1975 году Зарфин скончался. Тогда же одна из парижских галерей представляет его работы, а муниципалитет Монтрейля организует его посмертную выставку.

В последующие годы большие выставки Зарфина были организованы на юге Франции – в Монпелье (Galerie du Fou, 1980), в Люнеле (salle Louis-Feuillade, 1981 г., где были выставлены около ста работ, по большей части картины), затем снова в Монпелье, в Сете и Безье (Салон UFOLEA, 1984). В те же годы шесть его работ выставлялись в Квебеке («Итоги современного искусства», декабрь 1980 – январь 1981 г.), ретроспектива творчества Зарфина состоялась в Митри-Мори (Весенний салон, май 1981 г.), его произведения постоянно присутствовали на Осенних салонах Иссодена (1982-1984). С 1982 по 1991 год с произведениями Зарфина можно было познакомиться в Париже, в мэрии второго округа, где устраивались ежегодные выставки Ассоциации еврейских художников и скульпторов Франции (APSJF), весной 1987 г. галерея «Атланта» (Париж, третий округ) включает в свою экспозицию многие его полотна.

Начиная с 1995 года владелец галереи «Ореады» Эдмон Розенфельд регулярно представляет творчество Зарфина (картины и некоторые рисунки для тканей) в Тулузе, Люшоне, а также в Париже и Провансе (некоторые из них воспроизведены в каталогах). Существует несколько небольших частных собраний работ Зарфина. В 2000-х гг. творчеством Зарфина заинтересовалась госпожа Надин Нисцавер, эксперт Парижской школы (Отделение искусств, Париж, третий округ), содействовавшая продаже его полотен общественным организациям и частным лицам. Картина Зарфина была представлена в музее Монпарнаса на выставке «Париж-Марсель» (2003 г.). Одна из последних публикаций, посвященных Зарфину, – статья Жана Паллареса в журнале La Rencontre, издаваемом Обществом друзей музея Фабра (Монпелье, декабрь 2003 г.).

С творчеством Зарфина можно познакомиться в Интернете; см. сайт Общества графики и пластических искусств (Société des auteurs dans les arts graphiques et plastiques: ADAGP [банк картин]); сайт галереи «Ореады» (galerie Les Oréades: собрание галереи); сайт Отделения искусств Надин Нисцавер (посвященный «парижской школе») (site du Bureau d’art de Nadine Nieszawer consacré à l’Ecole de Paris)!

Лилиан Дюлак-Зарфин, Liliane Dulac Zarfin

De retour dans la région parisienne en 1945, il s’installe en 1947 à Rosny-sous-Bois. Au début de cette période, il mène avec sa famille une vie particulièrement difficile, après avoir perdu tous ses biens, mais il peut se consacrer entièrement à la peinture, notamment grâce à l’appui matériel qu’il reçoit de cousins d’Amérique et celui de diverses associations, grâce aussi à des envois de couleurs provenant d’amis peintres. Au cours des années 1950, il fait plusieurs séjours en Normandie et travaille notamment à Honfleur. Il effectue aussi d’assez fréquentes excusions dans la région parisienne. Vers cette époque, un changement important se produit dans sa palette, dont les couleurs se font plus denses. Au début des années 1960, il séjourne à plusieurs reprises dans les environs de Montpellier, auprès de sa fille et de son gendre, en particulier dans le petit village de Brissac, sur les contreforts des Cévennes, puis dans le Finistère, entre 1963 et 1970, et enfin en Savoie au début des années 1770.

Zarfin se manifeste peu mais participe cependant à des expositions de groupes (il recevra en 1955 un prix de la Ville de Montreuil). Il fréquente d’autres artistes de l’Ecole de Paris, tels que Aberdam, Antcher, Kikoine, Kolnik, Kremegne, Pressmane, Garfinkel..., les sculpteurs Constant et Tamari. H. Hertz lui consacre un article important dans la revue Europe en décembre 1950. Peu après, une présentation de son œuvre par le psychanalyste Ernest Fraenkel suscite plusieurs réactions, parfois critiques à l’égard d’une telle approche, comme celle de W. von Weisl, qui consacre plusieurs articles à Zarfin, notamment en 1958. En novembre 1954, la Direction générale des arts et lettres lui achète une toile (Paysage, 50 × 64, nº 24 360 ; inventaire du Musée national d’art moderne nº AM 3353 P). C’est également à cette époque que le philosophe de l’art Etienne Souriau, professeur à la Sorbonne, s’intéresse à ses œuvres, dont il donne un commentaire dans un de ses cours (La Condition humaine vue à travers l’art, Paris, CDU, 1955 ; voir également la préface qu’Étienne Souriau a écrite pour la monographie de 1963 mentionnée ci-dessous). En 1958, une trentaine d’œuvres de Zarfin sont présentées à la Maison des intellectuels, présidée par Irénée Mauguet. À cette époque, plusieurs collectionneurs constituent des ensembles importants d’œuvres de Zarfin, comme Simon Spund (Paris), Imré Haas-Pollatsek (Fontenay-sous-Bois), Jeannine Ancelle (Rosny) et surtout Paul Rempenault (Villemonble) : ce dernier possèdera à partir des années 1960 près de 90 toiles et gouaches. Notons d’autre part que d’assez nombreux tableaux acquis après la guerre se trouvent aux États-Unis, et dans une moindre mesure au Canada.

En 1963, paraît aux éditions Pierre Cailler, à Genève, un ouvrage collectif consacré à Zarfin qui réunit autour des analyses d’Ernest Fraenkel, plusieurs témoignages, notamment de Jean Cassou, d’Étienne Souriau et de Waldemar George. Cette publication suscite d’assez nombreux échos dans la presse. L’année suivante, 7 toiles et 12 gouaches, sont exposées à l’Ashmolean Museum, à Oxford. En 1966, une exposition d’œuvres de Zarfin est organisée au château de Laversine, près de Creil, à l’occasion de l’édition, à partir d’une de ses toiles, d’une lithographie vendue au profit de l’Association des maisons d’enfants. Une autre exposition de Zarfin aura lieu à Laversine en 1970, et toutes deux suscitent des comptes rendus dans la presse.

En 1971, Zarfin, qui avait déjà exposé à Saint-Denis et à Montreuil, est un des invités d’honneur, avec Bourdelle et Mauduit, d’une manifestation organisée par la municipalité de Rosny-sous-Bois, où il réside (18 tableaux). En 1975, l’année de sa mort, une galerie parisienne présente quelques-unes de ses toiles et la municipalité de Montreuil lui consacre une exposition posthume.

Au cours des années suivantes, des expositions importantes ont été organisées dans le Midi de la France, à Montpellier (Galerie du Fou, 1980), à Lunel (salle Louis-Feuillade, 1981, avec une centaine d’œuvres, en majorité des toiles), puis de nouveau à Montpellier, ainsi qu’à Sète et Béziers (salon de l’UFOLEA, 1984). Au cours de la même période, on peut noter la présentation de six œuvres à Québec (Bilan de l’art contemporain, décembre 1980-janvier 1981), une rétrospective Zarfin à Mitry-Mory (Salon de printemps, mai 1981), et des participations régulières aux Salons d’automne d’Issoudun (1982-1984). De 1982 à 1991, des œuvres de Zarfin sont également présentées à Paris (mairie du 2e arr.), à l’occasion des expositions annuelles de l’Association des Artistes, Peintres et Sculpteurs Juifs de France (APSJF) et au printemps 1987 la galerie Atlante (Paris 3e) expose plusieurs de ses toiles.

À partir de 1995, Edmond Rosenfeld, directeur des galeries Les Oréades, expose régulièrement des tableaux de Zarfin (et parfois aussi quelques dessins pour tissus), à Toulouse, à Luchon et dans diverses manifestations, à Paris et en Province (quelques œuvres ont été reproduites dans les catalogues). Plusieurs collectionneurs constituent de petits ensembles d’œuvres de Zarfin. À partir de 2000, Mme Nadine Nieszawer, expert de l’Ecole de Paris (Bureau d’art, Paris, 3e), s’est également intéressée à l’œuvre de Zarfin et a proposé plusieurs de ses tableaux en vente publique ou en privé. Une toile de Zarfin a figuré en 2003 dans l’exposition Paris-Marseille du Musée du Montparnasse (reproduite dans le catalogue). Signalons enfin un article consacré à Zarfin par Jean Pallarès dans la revue La Rencontre, publiée par les Amis du Musée Fabre, à Montpellier (décembre 2003).

Zarfin est présent sur plusieurs sites, dont :

Liliane Dulac Zarfin
gedulac wanadoo.fr